3cf77a74

Грешнов Михаил - Эхо



Михаил Николаевич Грешнов
ЭХО
Вынужденные посадки всегда грозят неприятностями, и пило-
ты, естественно, их не любят. Алексею очень не хотелось са-
диться, но корабль не тянул, а до Земли на полном форсаже
больше чем полгода пути. Не отремонтировать двигатели - пол-
года превращаются в десять лет. Недопустимо, когда на губах
уже чувствуешь вкус земной воды, а перед глазами лес - вот
он, ты к нему приближаешься.
Ни воды, ни леса Алексей не видел за весь полет. Выжжен-
ные планеты или закованные в глыбы смерзшегося метана и ге-
лия. Бесконечный песок пустыни, бури, самумы. С ума сойдешь,
если ты не разведчик. Разведчикам с ума сходить не позволе-
но.
Центровка, думает Алексей, решаясь приземлиться на бли-
жайшей планете. Сместилась центральная осевая, забило нага-
ром выхлопные каналы двигателей, ничего не поделаешь. Вооб-
ще, "Ястреб" должен был дотянуть без ремонта. Гарантирует же
Земля исправность. Но тут Алексей виноват сам. Прихватил
лишнего. Очень его заинтересовала пестрая планетка в Драко-
не. Посмотришь - шахматная доска. Разумная жизнь? У кого из
пилотов не дрогнет сердце при этой мысли? Кто не потянется
рукой ощупать эту чужую жизнь? Потянулся и Алексей. Оказа-
лось, мираж. Приблизился - клетки поползли вкось и вкривь.
Вышла не шахматная доска, а лунный пейзаж с бесконечными
кратерами. Такое зло взяло. Рванул от планеты в сердцах, и
вот - сказалось на двигателях.
Алексей раздосадован. На шахматную планету, на то, что не
найдены братья по разуму, на скучный рейс, хотелось чего-то
необычного, яркого.
Но яркого не было.
Первый взгляд на равнину, на которую опустился "Ястреб",
вызвал отвращение и тоску: песок, сглаженные холмы, уходящие
к горизонту, ветер.
- Язви тебя... - выругался Алексей - предки его были си-
биряками.
В атмосфере, однако, достаточно кислорода, хотя при обле-
те, Алексей облетел шарик четыре раза, не было замечено ни
травинки, ни кустика: желтый песок, серый камень. Кислород
выдавали вулканы. Это уже не новость. На некоторых планетах
кислород поставляют вулканы. Были вулканы и здесь - дымили
по берегам океана. Алексей, состорожничав, сел подальше от
них: не тряхнули бы почву, не опрокинули.
Немножко радовало, что работать можно было раскованно,
без скафандра, но радость была настолько маленькой, что не
развеяла всеобщей досады, и теперь Алексей прямо в дверь
бросал инструменты для очистки выхлопных дюз. Инструменты
гремели, Алексею казалось: тоже досадовали, и это ему дос-
тавляло какое-то облегчение.
Очистка дюз не ахти какая работа, делает ее автомат, но
Алексей брался за ремонт рьяно: поскорее кончит - скорее по-
кинет безотрадное царство.
- Ну, раз!.. - спрыгнул он вслед за инструментами.
- Ну, раз!.. - отозвалось ему в ответ.
Что такое? Подметки ляскнули о песок? Однако "Ну, раз!.."
было повторено человеческим голосом, Алексей отлично расслы-
шал. Голос звучал в ушах - чужой, высокого тембра, звонкий.
Не его голос. Но и быть голосу вроде бы не от кого. Алексей
опять оглянулся: пустыня, солнце на небе, под ногами - тень
корабля. Мысль опять вернулась к подметкам: вздор! И опять к
голосу. Ну никак, ни с какой стороны голосу быть невозмож-
но!.. Ждала работа, Алексей стал подбирать инструменты. Нас-
тороженно, не зная почему, подошел к дюзам.
Часа три он работал, пока не освободил выхлопные ходы от
нагара. Ни разговаривать сам с собой, ни мурлыкать под нос
Алексей себе не позволил, хотя по опыту знал, что это отвле-
кает в какой-то мере.
Законч



Назад