3cf77a74

Грешнов Михаил - На Семьдесят Седьмой Параллели



МИХАИЛ ГРЕШНОВ
НА СЕМЬДЕСЯТ СЕДЬМОЙ ПАРАЛЛЕЛИ
Б. П. МАКАРЦЕВУ
1
На сером клочке оттаявшей тундры, испятнанной озерками и
лужами, геологов было трое: Илья Брагин, Аня Волкова и Вита-
лий Сиг.
База снабжения далеко - в четырехстах километрах, верто-
лет улетает надолго.
- Ремонтироваться, - сказал пилот. - А то где-нибудь сяду
и не поднимусь...
Единственное, что связывало геологов с миром, - рация:
два сеанса в неделю, по вторникам и субботам, по полчаса.
Но они не скучали. Они выполняли задание, были молоды и
небезразличны друг другу. Брагин вздыхал по Ане, девушке и
впрямь недурной по уму и наружности. Аня знала его как хоро-
шего специалиста, бывшего солдата, штурмовавшего гитлеровс-
кий рейхстаг, и вообще парня решительного, но не давала ему
повода для лишних вздохов.
Виталий Сиг был книгочеем и немножечко фантазером: в его
рюкзаке номера "Boкpyг света", томик Алексея Толстого, дру-
гие книги. Он любил рассказывать о прочитанном, безбожно пе-
ревирал при этом, и если его уличали в искажении сюжета, ни-
когда не огорчался.
- Так мне кажется лучше... - говорил он.
За книжки его прозвали на базе мечтателем и подтрунивают
над ним. Только Аня в этом ничего смешного не видит.
- Сегодня мечтатель - завтра писатель, - защищает она Ви-
талия. Но Аня в геологической партии - меньшинство.
Когда Виталия с Аней и Брагиным назначили на север Таймы-
ра, в экспедицию, уже в то время казавшуюся необычной,
кто-то пожелал ему в шутку:
- Ждем от тебя романа.
- Фантастического... - поддакнул Владимир Башин, главный
радист.
Башин хорошо знал Виталия: оба они связисты, вместе учи-
лись в институте. Виталий и там увлекался фантастикой. "Луч-
ше займись перуанской музыкой, филателией, - говорил ему Ба-
шин, - только не трать время на мыльные пузыри!.."
Теперь он не прочь высмеять Виталия по рации. Когда в
конце получаса остается время, Башин спрашивает:
- Что читаешь?
- "Аэлиту", - отвечает Виталий.
- Аэлита, Лолита, Эдита... - начинал подбирать Владимир.
- Прощай! - Нажимал на ключ, бесконечно растягивая тире, что
означало решительное неодобрение.
- Никакой Америки мы тут не откроем! Десятый день хлюпаем
по лужам, пугаем уток...
Илья с размахом протянул дратву, налег на шило. Это была
вторая латка на сапоге. Что ни скажи, а сапожки на этот раз
ему попались - дрянь.
- Аномалия прощупывалась здесь, - возразила Аня, склоня-
ясь над картой.
- Чертомалия... - выругался Илья, ткнувший шилом мимо по-
дошвы, в палец. - Ты называешь это аномалией?
- Пусть необычайной - пучок, луч... Главное, объяснить -
что это?
Вопрос в сотый раз повисал в воздухе.
- Может, случайность? - откликнулся Виталий.
Все предположения, какие можно было высказать, были выс-
казаны давно.
- Случайность бывает раз, - оторвалась от карты Аня, - а
это произошло два раза.
А произошло вот что. Весной, когда, начались полеты над
Арктикой, чтобы определить место для станции "Северный по-
люс-3", и когда воздушные трассы переместились на этот учас-
ток" Таймыра, летчик Назарук, ведя самолет, ощутил вдруг
ожог, удар электрическим током. Стрелки приборов закружились
в яростной пляске, индикаторы вспыхнули и, перегорев, погас-
ли. Явление продолжалось не больше секунды, но так потрясло
пилота, что он какое-то время не мог прийти в себя. Когда
рассказывал об этом на базе, товарищи пожимали плечами: мало
ли что... Случай, возможно, остался бы без внимания, не пов-
торись то же с Горюновым неделей позже. Самолет потерял уп-
равление,



Назад