3cf77a74

Грешнов Михаил - Николай Чудотворец



Грешнов Михаил Николаевич
НИКОЛАЙ ЧУДОТВОРЕЦ
I
Учитель-пенсионер Николай Иванович Волин вышел на прогул-
ку, как обычно, в восемь часов. Четвертый год он не работает
- оставил школу и превратился в свободного человека. У него
масса времени, с которым он не знает, что делать. Время
осаждает его с утра до вечера и даже ночью, когда не спится.
Школа перешла от него к дочери, тоже учительнице, Ольге Ни-
колаевне. Живут они вдвоем. Жену Николай Иванович похоронил,
когда девочке шел пятый год. Сейчас Ольге - двадцать один.
Сельцо Битюжное, из сорока четырех дворов, лежит на холме
и состоит из двух улиц - центральной и боковой. На централь-
ной улице клуб, магазин и бригада, с широким двором и наве-
сом, под которым прячутся от дождя сеялки, бригадная автома-
шина. Школа и домик Николая Ивановича в начале улицы, на
холме, а внизу протекает речка - Зеленая. Тут же, между хол-
мами, лес: черемушник да калина.
В лесу Николай Иванович знает каждую мочажину и тропинку.
Он и сейчас идет по улице, к лесу. Не спешит, да и спешить
ему не к чему. Останавливается у бригадных ворот. Раньше
здесь был колхоз "Заря", а теперь - бригада. Основная власть
на селе - бригадир Лапшин, бывший ученик Николая Ивановича.
Как раз он вышел из бригадного дома.
- Отдыхаете? - спрашивает у Николая Ивановича.
- Отдыхаю, Сережа.
- Все в лес? - Бригадир знает привычки старого учителя.
- Хожу-брожу. Гербарий Оленьке делаю.
Учитель еще поговорил бы с бригадиром, но тому недосуг:
поправляет подпругу на лошади - едет в правление, в Жарове.
Перейдя мост через Зеленую, Николай Иванович сворачивает
с дороги в гущину леса. Нужно нарвать горицвета. Растет го-
рицвет на Круглой Поляне. Спуститься в ложок, потом поднять-
ся на Скальную Гриву - тут и Поляна.
Покой и сонная зелень обступают учителя. Тропинка петляет
среди деревьев - его тропинка, Николая Ивановича. Он протоп-
тал ее. Умрет - а тропинка, след его на земле, останется. Но
еще много дней Николай Иванович будет ходить сюда так, как
сейчас.
Спустился в ложок. Здесь сырее, выше трава. А вот и подъ-
ем на Скальную Гриву. Там и тут встречаются полянки-латочки.
Старик пробирается от одной полянки к другой и вдруг оста-
навливается. Впереди голоса - женский, взволнованный, и
мужской, внешне спокойный, но и в нем проскальзывает трево-
га:
- Неужели застряли, Бин?
- Потерпи, Лола, пока не знаю причины.
- Я боюсь...
- Чего ты боишься?
- Кто-нибудь обнаружит нас.
- Место заброшенное. И неполадка, я думаю, пустячная.
- В каком мы году, Бин?
- В тысяча девятьсот семьдесят пятом.
- О, Бин...
Странные звуки, будто железо царапает о железо. И опять:
- Бин...
- Что, Лола?
- Вдруг это надолго?
- Не знаю. Что-то с ведущим контуром.
Голоса - впереди и чуть в стороне от тропинки. Николай
Иванович сделал два-три шага, раздвинул кусты. Сперва он ни-
чего не понял: увидел что-то голубое с золотом и двоих, нак-
лонившихся, как ему показалось, над выпуклым зеркалом.
- Помоги мне выправить. - Мужчина упирался в зеркало ру-
ками, как если бы хотел приподнять его.
Женщина тоже уперлась руками в зеркало - руки ее были го-
лыми до плеч, тонкими и нежными.
- Тяжело, Бин... - пожаловалась она.
- Надо ее поставить нормально, Лола, - сказал мужчина и
опять потянул за край зеркала. Шевельнулись кусты.
Тут Николай Иванович рассмотрел, что они стоят возле ма-
шины.
Видимо, машина потерпела аварию - свалилась на кусты и
стояла накренившись. Выпуклое зеркало - это крыша машины,
отшлифованная



Назад