3cf77a74

Грешнов Михаил - Сафари



Михаил Николаевич Грешнов
САФАРИ
- Сюда, мистер Чейз! Эта тропа свежее. Не смотрите вправо
и влево - там ни царапин, ни отпечатков! Вот они, следы, ви-
дите? Канар прошел здесь, каналья!..
Филиппс потянулся рукой, словно хотел вынуть изо рта си-
гарету. Но рука в жесткой перчатке скребнула по смотровому
стеклу.
- Каналья! - повторил Филиппс. - Умен, не дается в руки!
Четыре года у нас было мясо. Горы, горы свежего мяса, мистер
Чейз! Но остался один канар, и вам, высокому гостю, предос-
тавляется возможность уложить последнюю тварь.
Высокий гость молчал. Ружье висело у него в руках, как
палка. Он приехал сюда вовсе не для охоты. Но таков, видно,
здесь обычай: новичку устраивали сафари. Некоторым это нра-
вилось, хотя бы коллеге Иллтону.
"Какое мясо, Чейз! Нежный пекари по сравнению с канаром -
резиновая подметка! Обязательно поохотьтесь на Артане,
вспомните Африку!.. - Намек на студенческую поездку в Танза-
нию, охоту на крокодилов. - Вы же стреляли не хуже других!"
Было это сорок три года тому назад.
И вот Чейз на тропе. Рядом с ним Филиппс, главный инженер
компании "Стал Корпорейшн Америкен" - СКА, и еще два инжене-
ра, Рокко и Джойс.
- Не думайте, - продолжал Филиппс, - что охота - пустяч-
ное дело. Зверь хитер. Будет водить полдня. И все под зем-
лей! Но мы его замкнем, мистер Чейз. Где-нибудь он выскочит
из норы - считайте, что дело в шляпе.
Филиппс опять потянулся ко рту - покурить, и опять скреб-
нул рукавицей по стеклу гермошлема.
- Ну, - кивнул он помощникам, - в путь!
В руках Рокко и Джойса длинные металлические прутья с
петлей на конце, похожие на миноискатели. Только не мин -
биотоков животного. За плечами у инженеров ружья.
- Жаль, мистер Чейз, - продолжал говорить Филиппс, - что
вы не были здесь с первых дней открытия Артана. Канаров, по-
верьте, видимо-невидимо!.. Как они забавно прыгают, когда их
подранишь. Точно пробки из бутылки шампанского! Охотники
специально подстреливали их. Не убивали наповал, а подстре-
ливали, чтобы канар подпрыгнул и была возможность всадить в
него на лету две-три пули. Ха-ха-ха! Были у нас чемпионы по
этому виду спорта. Да вот он - Рокко! - обратился Филиппс к
соседу справа. - Ты всадил в канара четыре пули?
- Я, - подтвердил Рокко.
- Видите - чемпион! - продолжал Филиппс. - Мы его награ-
дили тогда дюжиной бутылок пива. Между нами, мистер Чейз,
горячительные напитки на Артане запрещены. Сухой закон!..
Ха-ха!
Профессор видел воочию, как закон выполняется. Охота не
началась, а главный инженер полупьян, оттого и болтает, как
расшалившаяся девица.
- В путь! - повторил Филиппс.
Помощники двинулись, поводя железными прутьями над зем-
лей.
Чейз стоял, опустив ружье. Скафандр был для него велик.
Подбородок Чейза упирался в нижнюю часть гермошлема, лицо
было не в середине смотрового окна, а внизу, отчего над ма-
кушкой оставалось пустое пространство. Филиппс смотрел на
гостя с насмешкой: прилетают с Земли вот такие крабы. Ученые
крабы... И ему предоставлен почетный выстрел. Черт подери,
чего бы не дал Филиппс, чтобы самому уложить последнего ка-
нара! Но президент "Корпорейшн" самолично подписал пропуск
этому Чейзу! Очевидно, краб на Земле - немалая шишка. Ох,
Земля!.. Пропадешь на этом Артане не за понюх табаку! Фи-
липпсу очень хотелось курить. А что сделаешь? У Филиппса на
Земле отпечатки пальцев и счеты с полицией... И вообще, кто
летит в космос на разработки титана? Энтузиасты? Ха!.. Время
энтузиастов прошло. Началось время бешеных



Назад