3cf77a74

Грешнов Михаил - Слушайте Все !



Грешнов Михаил Николаевич
СЛУШАЙТЕ ВСЕ!
Джон и Эбигайл потеряли счет бессонным ночам. Когда это
началось - неделю, месяц тому назад?.. Размотаны диски лент:
два, три километра, может быть, десять. Лента на полу, в уг-
лах комнаты, под столом. Горы ее растут к потолку... А люди
не отрываются от приборов. Время для них исчезло, раствори-
лось в черной линии самописцев: больший, меньший размах пе-
ра, отрезок почти прямой, и снова перо - вверх, вниз!
В подземный бункер обсерватории не проникает ни звук, ми
ветер. Четыре стены, стол посередине, мотки разноцветного
провода и два самописца последней модели,- вот и вся обста-
новка в бункере. Джон и Эбигайл кажутся здесь посторонними.
Не подумаешь, что они ищут открытие. Они да радиотелескоп,
который бодрствует с ними. Гигантская чаша ловит голоса
звезд - бушующих плазмой, горящих ровно, как факел, и даже
умерших, свет от которых продолжает лететь в Пространстве.
Сейчас телескоп слушает необычный голос, передающий одно и
то же. Самописцы перекладывают голос на график. Люди склоня-
ются над чертой - проверить тысячу раз! - смотрят на черную
линию глазами, красными от бессонницы. Тысяча первый график
получается таким же, как остальные.
В подземелье все обыденно; кресла, приборы, кладущие на
бумагу однообразную линию. Может быть, открытие делают само-
писцы и телескоп? Не Джон и не Эбигайл? Может, заслуга при-
надлежит машинам, а люди здесь ни при чем?..
Но вот открытие сделано. Втиснуто в рамку формул и черте-
жей, Джон кладет листок перед Эбигайл:
- Этому не поверят.
Эбигайл молчит. Она понимает Джона и его чувства. Как
сделать, чтобы поверили? Вспоминает бессонные ночи, расчеты,
гул и стрекот электронных машин и думы, думы - бесконечные
думы, свои и Джона. Может ли это быть? Может ли?..
А почему, собственно, не может?
Обсерватория стоит на Ред-Ривер, там, где, миновав холмы
Уошито, река выходит на широкую низменность. Сама обсервато-
рия, каменная коробка с традиционными куполами,- ничто по
сравнению с радиотелескопом. Здесь, в бесчисленной паутине
тросов и проводов, в устремленности чаши к звездам, - гений
и сила человеческого ума. Для чего это сделано? - спросит
непосвященный. Для связи с другими мирами. А есть ли они,
другие миры? Есть! Те, кто строил радиотелескоп, и те, кто
работает здесь, ждут и боятся этого слова. Ждут, когда оно
подтвердится, и знают, что это будет неожиданным, как молния
в синем небе. И что будет, когда человечество убедится, что
есть кто-то другой?..
Цифры и формулы на листке говорят: есть.
Джон повторяет:
- Никто этому не поверит...
Как же сделать, чтобы поверили?
Когда в Канаде старик Смиггл поймал на телеприемнике
фрагмент передачи из космоса - улицу домов-пимарид и людей с
двумя головами, он не сообщил об этом в печать. Рассказал
другу, тоже астроному, Эдлаю Харрису. Харрис сказал: "Если
не хочешь прослыть сумасшедшим, - молчи". И Смиггл промол-
чал. Он не был борцом, не смог бы вынести насмешек и карика-
тур.
Только ли смалодушничал Смиггл? Или причины в другом? Вот
и Джон говорит, что их открытию не поверят. Значит, причины
есть? С ними надо считаться?..
В Сахаре найдены изображения людей в необычных одеждах.
Мир терялся в догадках: что это или кто?.. Специалисты по
космотехнике высказали мнение: так могут выглядеть космонав-
ты в скафандрах и в гермошлемах. Но тут выступил скептик, -
всегда находится скептик с учеными степенями, - и объяснил:
"Какие же это шлемы, господа, это - тыквы!". Популярно



Назад