3cf77a74

Грешнов Михаил - Судный День Юджина Мэллта



МИХАИЛ ГРЕШНОВ
СУДНЫЙ ДЕНЬ ЮДЖИНА МЭЛЛТА
Юджин Мэллт, личный консультант Президента по ядерным испытаниям, вполне
удовлетворен. Серия испытаний закончена. Особенно впечатляющим был взрыв в
Атакаме. Ад! Настоящий ад!..
Он очень устал, Юджин Мэллт. Напряжение нервов!.. Хотя бы с "Пепитой".
Семьдесят мегатонн, - и вдруг часовой механизм будто сорвался с цепи:
стрелки закружились вперегонки. Но ведь с часами соединяется вся эта...
требуха! Какой вид был у коллеги Симпсона - волосы ощетинились на
затылке!.. При воспоминании о "Пепите" Мэллт чувствует сердцебиение. Как
он заорал, Симпсон: "Бежим!.." - как будто можно убежать от вулкана...
После, за стаканчиком бренди, Мэллт позволил себе расслабиться - предался
воспоминаниям. "Одиннадцатая бомба, - говорил он. - Невада, Бикини,
Эниветок - хорошие удары, Симпсон. Но этот будет отличный. Вспомните мое
слово!" При этом Мэллт держал стакан перед собой - Симпсон поставил стакан
на стол: руки у него дрожали. В груди Мэллта, признаться, витал холодок:
он ведь тоже из плоти и крови...
Дорога вьется среди холмов. По обеим сторонам от дороги - пустыня,
притихшая, с разорванным сердцем. Испытания проводились в сердце пустыни
"The Heart of Desert". И сердце ее разорвано. Чудовищный кратер лежит в
песках. К нему подойти нельзя: его охраняют сто восемьдесят постов по
окружности.
Пусть охраняют. Мэллт спешит на аэродром. Багаж он отправил утром и теперь
мчит на "виллисе". Без охраны: можно же проскочить без прихвостней в серых
шляпах!.. Мэллту нравится, когда он один.
Вечер. Солнце, кажется, замерло, наполовину погрузившись в песок. Вершины
холмов покраснели, тени густо-лиловые, как на абстрактной картине. Мэллт
любит абстрактности и не любит пустыни: за полгода она успела ему
осточертеть. Наедине приятно думать о семье, о дочках. Дочерей у Мэллта
две: Юдифь и Далила, четырех лет и пяти. Имена он подобрал сам, из Библии
- ведь он набожный человек и примерный отец. Но если спросить его, зачем
он произвел двух маленьких крошек в мир, где страшные бомбы разрывают
сердце пустыни, он ответит, что крошкам ничего не грозит. Его имя в первом
номенклатурном списке. Семье обеспечено место в генеральном убежище на
глубине двух тысяч футов, с плавательным бассейном, цветами и прочим
комфортом. Две тысячи футов!.. - Мэллт с удовольствием затягивается
сигарным дымом. Последние испытания направлены в глубину. За океаном тоже
бомбоубежища. Говорят, что они на глубине тысячи семисот футов. "Пепита"
дала кратер в тысячу семьсот футов!.. В багаже Мэллта фотографии. Не
только к отчету - для его личных альбомов. На каждую бомбу альбом. Есть на
что посмотреть... Фотографии у Мэллта цветные, на отличной пленке. И везде
в центре черный неистребимый цвет. По ночам он снится Юджину Мэллту...
Откровенно говоря, Мэллт даже не прочь, чтобы судный день наступил на его
веку. День этот он переживет - на то и бомбоубежище! А потом в числе
избранных он будет основателем новой расы.
Аэропорт пуст. Безлюдны посадочные площадки. Личный самолет Мэллта
ремонтируется. Обещали сделать ремонт через четыре дня, пошла вторая
неделя. Такое возможно только в этих богом проклятых странах... Но где
рейсовый самолет? Мэллт поднимается к начальнику аэропорта:
- Где рейсовый на Сезарио?
Начальник Мария Кастелла Перес смотрит на Мэллта, как на выходца с того
света:
- Вы еще здесь?
- Отвечайте на вопрос! - прерывает его Мэллт.
Перес поднимается с кресла:
- Семь минут, мистер Мэллт, - показывает он на часы



Назад