3cf77a74 Ювелирные изделия с камнями подробности здесь. |

Грешнов Михаил - Тамала



Грешнов Михаил Николаевич
ТАМАЛА
- Куда мы идем, Тамала?
- Увидеть тайну!
- Тайна - все время тайна...
- Ты увидишь ее сейчас!
Они шли по бесконечным увалам. Сглаженные ветрами холмы
поднимались перед ними и опадали. Владимир представил, как
неуютно здесь бывает зимой. Но сейчас хакасская степь полна
зелени и цветов. Берег Оны далеко позади. Там лагерь иссле-
дователей, приехавших наблюдать солнечное затмение. Там и
отец Тамалы, проводник экспедиции.
А Владимир, Тамала идут по степи, и Владимир спрашивает:
- Скоро?
- Еще немного.
Владимир не астроном. Владимир скульптор. Попал в экспе-
дицию случайно, его утащил с собой Вересный, друг и вечный
искатель. "Поедем, проветришься, - предложил он Владимиру. -
В мастерской ты сам превратишься в камень". Проветриться
стоило. Но Саяны, Хакасия - это же на краю света! "Пусть се-
бе, - убеждал Вересный, - зато новые края, новые горизонты.
Найдешь что-нибудь интересное". Интересного у Владимира было
и так достаточно; скульптуры к арке в честь очередной летней
олимпиады," памятник" Кибальчичу. Но Вересный - друг детс-
тва: родились в один год, жили на одной улице. "Сколько
продлится экспедиция?" - спросил Владимир. "Три недели, ме-
сяц, - ответил Вересный. - Да брось ты подсчитывать!" Убе-
дил, Владимир дал согласие. В смету он не вошел, ехал на
сдои собственные, поэтому начальник экспедиции не возражал:
пусть едет.
И вот они с Тамалой в степи, холмы, как волны, поднимают-
ся перед ними и опадают. Степь кажется бесконечной. Ветер
ходит над ней, звенит в ушах, когда Тамала, Владимир сбегают
с холма. И звенят жаворонки - их песня не прекращается ни на
минуту. Вниз с холма и опять вверх. Немножко кружится голо-
ва, и кажется, степь качает Владимира и Тамалу.
Владимир порядком набил ноги, но Тамала не дает ему отды-
ха:
- Нам еще вернуться до темноты!
Владимир едва ковыляет за ней, готовый разругаться, рух-
нуть в траву, как вдруг с невысокого гребня Тамала показыва-
ет рукой:
- Гляди!
Лощина, округлая, как дно питьевого ковша, зеленая с си-
невой под ярким июньским небом. В центре, в самой низинке,
неожиданная и, кажется, здесь ненужная серая глыба.
- Камень?.. - спрашивает Владимир.
- Не простой камень. - Тамала увлекает его с холма. - Жи-
вой!
Они подходят к камню. Высотой в человеческий рост, он
стоит отвесно, чуть углубившись в землю. Кто его здесь пос-
тавил?.. Не базальт, не мрамор, оглядывает его Владимир. И
не гранит.
- Живой, - повторяет Тамала.
Владимир, не отрываясь от камня, усмехается чуть заметно.
- Профессор Гриднев сказал - живой, - настаивает Тамала.
- Что за профессор?
- Из Москвы. Осматривал камень два года тому назад. Я был
здесь, отец был, профессор сказал: здесь тайна.
Владимир все еще оглядывает глыбу, пробует на звук ног-
тем. Камень звенит.
- Еще говорил профессор, что камню тысяча лет. Удивлялся,
почему его не опрокинуло ветром, не занесло - знаешь, какие
здесь бури? Камень высвобождается от наносов.
- Интересно.- Владимир опускается к подножью камня.
Не засыпан пылью, песком. Углубление под ним - естествен-
ное при его тяжести.
- Я знала, ты заинтересуешься, - говорит Тамала.
- Как он здесь появился?
- Ну как... Мало ли в степи памятников?
- Захоронение? - Владимир вспомнил ряды могильных камней
в степи на пути экспедиции.
- Может, захоронение. Профессор искал могилу Баир-хана.
- Кто еще такой - хан?
- Есть легенда о Баир-хане и его красавице-дочери...
Владимир не слышит последних слов. Прикидывает: чт



Назад