3cf77a74

Грибачев Николай Матвеевич - Эй, Догони !



Николай Матвеевич Грибачев
Эй, догони!
Проснулся утром заяц Коська, смотрит - что такое случилось? Луг - белый,
берег речки - белый, поляна - белая, на ветках елки что-то белое висит. И в
воздухе белые мухи летают. Поглядел на себя - и у него шкурка белая, только
кончики ушей черными остались. Пока он, спасаясь от лисы Лариски, в поле на
меже лежал, старая шерсть у него повылезла, а белая выросла.
"Ага, - подумал заяц Коська, - это зима пришла. Ну, теперь лиса Лариска
будет издалека видна, а меня от сугроба не отличишь, я ведь белый на белом.
Пойду-ка я возьму лыжи, которые медведь Потап подарил, по лесу побегаю".
Достал заяц Коська лыжи, протер их, ремни приладил, палки взял. Ну,
думает, ничего тут хитрого нет, съеду-ка я для начала с небольшой горки, а
потом пойду побольше искать. Пригнулся он, воздуха побольше набрал, палками
оттолкнулся и - шлеп в снег! А тут как раз белка Ленка поблизости оказалась.
- Цок-цок! - сказала белка Ленка. - Что это ты, заяц Коська, через голову
кувыркаешься? В цирк, что ли, поступать решил?
- Да нет, белка Ленка, это я физкультурой и спортом занимаюсь, на лыжах
ходить учусь.
- Ох, и бестолковый ты, заяц Коська! - засмеялась белка Ленка. - Да зачем
тебе сразу с горки ездить. Ты по ровному сначала, потихоньку.
- Все одно у меня не получится, - вздохнул заяц Коська. - Неправильные мне
лыжи медведь Потап дал. Стоять на них хорошо, а бегать нельзя, они в разные
стороны разбегаются.
- Да правильные у тебя лыжи! Только тебе учиться и тренироваться надо.
Упадешь - и вставай, упадешь - и вставай.
- Как на велосипеде? - спросил заяц Коська.
- Ага.
- Ладно, буду учиться и тренироваться.
Так заяц Коська и сделал. В первый день он всего пять шагов на лыжах
прошел, остальное время в снегу кувыркался. На второй день двадцать шагов
сделал, на третий сто пятьдесят. Упрямым стал - нет уж, говорит, если другие
на лыжах ходят, так и я смогу!
В середине зимы он уже по десять километров в день проходил, с небольших
горок скатывался. А однажды на берегу речки с трамплина спрыгнул. Не потому,
что прыгать собирался, а потому, что обрыва не заметил. Как полетел по
воздуху, так от страха глаза закрыл - эх, думает, сейчас как шмякнусь на лед,
все ребра переломаю.
А ничего и не случилось, на ногах устоял и от скорости на другой берег
речки выскочил. Обрадовался он очень, стал сам себя хвалить - ай да заяц
Коська, ай да молодец! По льду палками застучал:
- Эй, бобер Борька, где ты тут? Вылезай, будем на лыжах кататься!
Но бобер Борька в хатке под берегом спал, ничего не слышал. А заяц Коська
расхрабрился, еще два раза с трамплина прыгнул. Загордился:
- Тоже мне трамплин! - фыркнул он. - С таких только ежу Кирюхе кататься, а
мне большая-пребольшая гора нужна!
Услышала это белка Ленка, захихикала:
- Не хвастайся, заяц Коська, я лучше тебя прыгаю, быстрее бегаю!
- Нет, я лучше-лучше, нет, я быстрее-быстрее! - сказал заяц Коська.
- Нет - я!
- Нет - я!
Пролетал мимо дятел Димка, увидел - заяц с белкой спорят, стукнул носом по
сосне:
- Эй, что за шум, а драки нет? Чем зря спорить, давайте соревнование
устроим, тогда и станет ясно, кто лучше и быстрее. А я судьей буду. Бежать
будете до речки, где медведь Потап сома Самсона ловил. Вот стукну я носом раз
- на старт выходите, стукну два - приготовиться, стукну три - бегите.
Согласны?
Так и порешили. По первому стуку дятла Димки на край просеки вышли, по
второму присели, чтобы лучше с места рвануться, по третьему помчались во весь
дух.



Назад