3cf77a74

Грибачев Николай Матвеевич - Лиса Лариска И Белка Ленка



Николай Матвеевич Грибачев
Лиса Лариска и белка Ленка
Когда лиса Лариска только подрастала, она не знала еще, кто в лесу как
бегает. Идет она однажды, а с елки шишка - стук ее по спине. Подняла она
голову и видит: на елке белка Ленка бегает, смеется:
- Цок-цок, мой домик высок. Цок-цок, мой домик высок!
- Это ты, белка Ленка, в меня шишками кидаешься? - спросила лиса Лариска.
- Я.
- А зачем ты, белка Ленка, кидаешься?
- А так, - сказала белка. - Скучно мне.
- А я вот возьму тебя и съем.
- Не съешь.
- Нет, съем.
- Ну, попробуй.
Посмотрела лиса Лариска, подумала: "Ноги у нее четыре, хвост как и у меня.
На дерево она забралась - ну и что? Наверное, специально гимнастикой
занимается. А ходит все равно по земле. Вот я подожду, пока она с елки слезет,
и съем".
Легла лиса Лариска под елкой, хвост по траве разостлала - ждет. Утро все
ждет, день ждет - не слезает белка. "Ладно, - думает лиса Лариска, - есть
захочешь, пить захочешь - слезешь. На елке воды нету!"
А белка Ленка немного посидела, на другую ветку перепрыгнула, на третью,
на пятую. С елки на другую елку. По пути шишек поела. Потом к речке в осинник
добралась, с сорокой Софкой поругалась.
- Ча-ча-ча! - сказала сорока Софка. - Ты чего по веткам скачешь? У тебя
четыре ноги, по земле бегать должна. А деревья для тех, у кого крылья есть.
- Цок-цок-цок! - засмеялась белка. - Разве тебе места в лесу мало? Он,
лес, для всех, где хочу, там бегаю!
Напилась белка Ленка, еще шишек поела и к вечеру на свою елку вернулась.
Смотрит, лиса Лариска внизу.
- Ты еще сидишь? - спросила белка Ленка.
- Сижу, - сказала лиса Лариска.
- Ждешь?
- Жду.
- Ну, жди, а я спать лягу. Спокойной ночи!
Устроилась она поудобнее на ветке и заснула. А лиса Лариска не знает, что
белка и поела уже, и попила, думает: "Ладно, я голодная, и ты голодная, я пить
хочу, и ты пить хочешь. Я упрямая, подожду, все равно слезешь. Или голова от
высоты закружится, сама в рот упадешь".
Утром белка Ленка проснулась, умылась, спрашивает:
- Ты еще тут, лиса Лариска?
- Тут.
- Сидишь?
- Сижу.
- Ну, посиди еще.
И опять - с ветки на ветку, с елки на елку, к речке сбегала, поела и
попила. Только вечером вернулась, когда уже солнце заходило.
- Ты еще сидишь, лиса Лариска? - спрашивает.
А у лисы от голода и жажды язык еле ворочается во рту. Но все же отвечает:
- Сижу.
- Все съесть меня хочешь?
- Хочу.
- Ну, посиди еще.
К ночи у лисы Лариски живот от голода стал болеть. Никакого терпения нет.
И решила она домой сбегать, поесть и попить, а потом вернуться и опять
караулить.
- Где ты пропадала? - спросила ее мать. - Совсем тощей стала.
- А я белку поймала! - сказала лиса Лариска.
- Как поймала?
- А так...
И рассказала, как белка Ленка на дереве сидела, а она внизу ее ждала.
- Глупая ты у нас, Лариска, - сказала мать. - У белки четыре ноги, но она
с дерева на дерево прыгает, с ветки на ветку перелезает. Пока ты внизу сидела,
она весь лес обегала, про твою глупость рассказывала.
Поняла лиса Лариска, что многого она еще не знает, учиться ей надо. А
белка Ленка с тех пор, как только увидит ее, так шишкой запустит, дразнится:
- Цок-цок! Ну, как, лиса Лариска, когда есть меня придешь?
А лиса Лариска только пошипит от злости и прочь бежит. Поняла она, что
никогда ей не поймать белку на дереве!




Назад