3cf77a74

Грибовский Владимир - Все Равно Не Поверят



Владимир Грибовский
ВСЁ РАВНО НЕ ПОВЕРЯТ
Володька строил автомобиль. Всю зиму, несмотря на лютые морозы, едва
выдавалась свободная минута, он спешил к полуразвалившемуся сарайчику,
превращенному в мастерскую.
Здесь было его царство, посторонние сюда не допускались.
На стене висели инструменты и всевозможные приспособления, по углам
валялись ржавые железяки, уголки и трубы, колеса, шестеренки и прочий хлам,
необходимый для будущего автомобиля. В центре сарайчика на неровном земляном
полу возвышалась поставленная на березовые чурбаки Володькина гордость -
рама, сваренная из толстостенных дюралевых труб...
Он отогревал за пазухой озябшие руки, повышал тонус глотком горячего чая
из термоса и вдохновенно приступал к работе. Пилил, сверлил, подгонял
детали, закручивал болты - и не было для него занятия интересней и
прекраснее.
- Господи! - сокрушалась жена, выведенная из терпения постоянными
отлучками мужа, и закатывала очередной скандал из-за денег, потраченных на
детали. - За что мне наказание такое? Тоже мне, Самоделкин выискался!
"Глупая женщина, - снисходительно думал Володька. - Разве ей
объяснишь..." Улучал момент - и снова исчезал в мастерской.
Работа продвигалась успешно. На раме постепенно появлялись колеса,
амортизаторы, рулевое управление, двигатель. Володька любовно осматривал
сделанное и брался за очередной агрегат, разговаривая с машиной, как с
человеком.
- Ничего, - убеждал он, орудуя гаечным ключом. - Мы еще увидим зеленый
свет, мы еще промчимся по улицам города...
И действительно - наступил день, когда Володька запустил двигатель и в
облаке синего дыма, под восторженные крики собравшихся мальчишек, выехал из
мастерской.
Построенный им автомобиль красотой не блистал. Короткий и излишне
высоковатый, собранный из старых узлов и деталей, он, едва появившись на
свет, походил на поработавшего вдоволь старичка. Сгорбленного и усталого,
но, несмотря на это, веселого и доброго, отчего Володька сразу дал ему
название - "Гном". Оно как никакое другое подходило самоделке...
При неказистом виде и слабом двигателе "Гном" имел и достоинства.
Во-первых, благодаря размерам он умещался там, где не поместилась бы ни одна
малолитражка. Во-вторых, "Гном" был прост в управлении, потреблял мало
бензина и не требовал слишком уж дефицитных запасных частей. В-третьих, он
был необычайно легок, и Володька, не имея домкрата, без особых усилий
поднимал его - что за перед, что за зад... Были и еще преимущества у этой
машины, но Володькины соседи, счастливые обладатели "Жигулей" и "Волг",
достоинств "Гнома" явно не оценили.
- Эй, Самоделкин! - кричали они проезжающему мимо Володьке. - Тебя на
свалку приглашали! Смотри, не развались по дороге...
- Ну что ты позоришься? - говорила раздраженно жена. - Хочется тебе на
машине ездить, так давай займем денег и купим!
Володька отмалчивался - и продолжал ездить на своем "Гноме", несмотря на
насмешки и неоднократные предупреждения ГАИ.
"Вы сами сделайте попробуйте. Своими руками, - думал он. - Посмотрим, что
получится. Смеяться-то и ехидничать - ума много не надо. Поехали,
"Гномушка", ну их..."
Володька возвращался с рыбалки. Дорога шла под уклон, и "Гном",
поскрипывая на ухабах, весело набирал скорость. Теплый встречный поток,
врываясь в кабину, шевелил редкие Володькины волосы, приятно холодил
искусанное комарами лицо. В багажнике колыхалось ведро с окунями.
Впереди показалась железнодорожная насыпь. Надеясь выехать на нее на
повышенной передаче, Володька при



Назад