3cf77a74

Григоренко Петр Григорьевич - Мысли Сумасшедшего



Петр Григорьевич Григоренко
(1907-1987)
Мысли сумасшедшего
Председателю Верховного суда, Генеральному Прокурору
Членам и кандидатам в члены Политбюро
Участникам Будапештского совещаний компартий
Письмо Ю. В. Андропову
Запись речи по случаю 72-летия А. Костерина
Памяти соратника и друга
Еще одна издевка над чувствами святыми
Генеральному Прокурору СССР
Комментарий к записи суда над И. Белогородской
В районную участковую избирательную комиссию
Открытое письмо Андропову Ю. В.
Конец иллюзий
Кто же преступник?
О специальных психиатрических больницах ("дурдомах")
Записи, переданные из тюрьмы
(В книгу также входит письмо в редакцию журнала "Вопросы истории КПСС"
"Сокрытие исторической правды - преступление перед народом", которое в
библиотеке уже есть - прим. OCRщика)
ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ВЕРХОВНОГО СУДА СССР
ТОВ. ГОРКИНУ А. Ф.
ГЕНЕРАЛЬНОМУ ПРОКУРОРУ СССР
ТОВ. РУДЕНКО Р. А.
Наш народ и прогрессивная мировая общественность только что отметили
полустолетний юбилей Великой Октябрьской революции.
Почти вслед за этим отмечалось пятидесятилетие советского суда.
Печать посвятила этой дате ряд хвалебных статей, в которых, в частности,
утверждалось, что советский суд - самый справедливый, самый беспристрастный,
самый гуманный суд в мире.
Мой опыт буквально вопиет против этих утверждений. И все-таки я решил
ориентироваться на них, а не на личный опыт. Поэтому и обращаюсь к Вам с этим
письмом.
Недавно мне стало известно, что 16 февраля 1967 года Московский городской
суд приговорил столичного пролетария Виктора Хаустова к трем годам лишения
свободы по ст. 1903 УК РСФСР.
Эта статья, как и две другие - 1901 и 1902 - была принята Президиумом
Верховного Совета РСФСР, якобы для "борьбы с хулиганством", втайне от широких
масс.
Одна из трех названных статей (1902) никаких возражений не встречает. Если
в стране действительно получило широкое распространение издевательство над
гербом и флагом Советского Союза, то для этого, по-видимому, представляются
естественными любые меры, направленные на пресечение этого зла.
Иное дело две другие статьи. Передовые люди нашего общества, когда стало
известно о принятии этих статей, сразу же заявили, что они антиконституционны,
так как могут быть использованы для подавления свобод, декларированных статьей
125 Конституции СССР - свободы слова, печати, собраний, митингов и
демонстраций - а также величайшего из завоеваний рабочего класса - права на
забастовку.
Однако компетентные государственные органы отрицали подобную возможность.
Было заявлено, что речь идет не о запрещении перечисленных свобод и права
рабочего класса на забастовку, а о том, чтобы эти права не использовались для
злостной клеветы на советский общественный и государственный строй, для
нарушения общественного порядка, дезорганизации работы промышленных
предприятий, транспорта, советских учреждений и заведений.
Процесс Хаустова показал несостоятельность этих разъяснений. Даже при
весьма необъективном ведении разбирательства было с бесспорной очевидностью
установлено, что Хаустов участвовал в весьма немноголюдной мирной
демонстрации, во время которой строго соблюдался общественный порядок и
которая никому не мешала - ни движению транспорта, ни пешеходам, ни работе
предприятий, учреждений и заведений.
Более того, демонстранты, стараясь не допустить никаких эксцессов, не
оказали сопротивления даже когда подверглись неспровоцированному хулиганскому
нападению. А совершенное на них нападение было несомненно хулиганск



Назад