3cf77a74

Григорьев Владимир - 'сервис Максимум' - Такая Программа



Владимир Григорьев
"Сервис максимум" - такая программа
Он выхватил ее, можно сказать, из объятий спруторобота. Еще мгновение -
присоски спрута сработали бы, как всегда, намертво. Но он все-таки
выхватил ее и впоследствии долго жалел об этом.
Спруторобот, конечно, ни в чем виноват не был. Глупый спрут! Его
послали, врубили код, задали порядок вакуума под присосками - выполняй!
Теперь вот лежит, блок к блоку, на мешковине.
Да, он отдал команду поломать спрута. Распаять и пустить на комплекты
детских конструкторов. Этого требовала инструкция: "...нападение на
мужчину... карается... нападение на женщину... карается..."
Теперь он нес ее на руках, подальше от догорающей схватки.
- Где я? - спросила она, когда все уже давно кончилось, а он сидел на
пеньке и потягивал сигаретку "Контакт".
- Да там же, - ответил он односложно и мрачно, - у кофейни "Три
кванта".
Она привстала и осмотрелась. Потом бросила взгляд и на него. Нет, он
внушал только расположение. Спокойные глаза, прямой взгляд, сигарета не
дрожит в пальцах.
- А где спрут? - спросила она так, будто все было в сновидении, и
только.
- Разобрали спрута, - он устало махнул рукой, - на части разобрали. Не
о чем беспокоиться.
Она сидела на траве как ни в чем не бывало.
- А я не беспокоюсь...
Похоже было, что она и в самом деле ни о чем не беспокоится. Будто
только что не лежала без чувств на его руках.
- А о чем вам беспокоиться? - сказал он грубовато, будто она и в самом
деле не лежала на его руках.
- Ну уж только не о роботах. Я же человек. - Она уже стояла на ногах и
стряхивала с платья прилипшие былинки.
- А если робот послан человеком? Вот как этот спрут. - Теперь в его
взгляде заплясала насмешливость, он знал, что заставит ее поволноваться.
- А его послал человек? - Она широко открыла глаза, и волосы ее, уже
было собранные в пучок, снова рассыпались по плечам.
Он промолчал.
- Кто этот человек? - нетерпеливо переспросила она, и он отметил про
себя, как быстро остатки страха вытеснялись из души ее обычным
любопытством. Тогда он почувствовал, что презирает ее и неизвестно почему
испытывает к ней что-то вроде вражды.
- Ааюб Жареный Петух послал, - сказал он, чтобы кончить этот разговор,
- тот самый, что прошлым летом плясал на потолке гаража. Тогда он и
заприметил вас, с потолка. Он приглашал вас сплясать один кувырт, но вы
еще не умели ходить вверх ногами.
- А-а... - откликнулась она с неожиданным безразличием и снова
принялась за прическу.
И он понял, что не кончил этого разговора, а она его не начинала.
- А что, - сказала она, пронзая последней шпилькой воздушные глубины
прически, - неплохая мысль. Несколько кувыртов на потолке. А? Вы умеете? -
И она внимательно посмотрела на него, так, будто только теперь и увидела.
Он хотел ответить, что и не подавал такой мысли, что в принципе не мог
подать такой мысли, но вдруг внутри его протяжно запела какая-то струна,
что-то щелкнуло, и его тяжелые ботинки сами собой дробно ударили по
шлифованному срезу пенька.
- Контакт! - рявкнул он и, не веря себе, подмигнул ей.
- Есть контакт! - просияла она и снова бросила на него взгляд.
Он нравился ей все больше и больше. Она вдруг вспомнила, как спокойно
вошел он в самую гущу свалки, когда искровые разряды валили с ног одного
за другим, вспомнила, как увидела во второй раз - прямая спина, легкие
плечи, трепещущие колечки дыма... А теперь эта неожиданная, отработанная
чечетка.
- Вы не подумайте, я уже научилась, - неуверенно заявила она.
А он тол



Назад