3cf77a74

Григорьев Владимир - Сезам, Парашют !



Владимир Григорьев
Сезам, парашют!
И вот накатило в священную науку астрономию торжество формул и находок
с острия пера, работающих на наличие во вселенной разума не ниже нашего.
Притихшие было практики космопользования разом оживились и на "ура"
исхлопотали стартовые паспорта для звездных экспедиций, чтобы в
предсказанных точках вселенского океана выйти на цивилизации сильного
типа. Тянуть было никак нельзя. Неотвратимые прогнозы футурологов вещали
категорическую перемену мнений по поводу чужого разума на следующем
вековом витке развития астрономии. Жди потом, когда ее капризная спираль
вновь довьется до официального признания наличия!
Новенький, с конвейера звездолет серии "Телераз" в великолепном
соответствии с полетной программой сел на виток вокруг одной из планет,
перспективных на разум. Десантник-зондарь Джек Олсуфьев взглядом
распрощался с Командиром, с Переводчиком - церемонии на "Телеразах" не
поощрялись - и прыгнул с наезженной колеи витка, нырнул, пошел на
индивидуальный спуск к умной планете. Красиво, изящно вышло это у Джека
Олсуфьева, как всегда на пируэте. Матерый десантник шел на абордаж
сверхдальнего разума, да и капсула его была на загляденье. Штатные
сообщения о спуске поступали на борт "Телераза" первым сортом.
- Завис в пятистах метрах над чистым грунтом, - докладывал Разведчик. -
Чуток отстоюсь.
- Что, атмосферы в сам деле никакой? - осторожно подал голос Командир с
базовой орбиты.
- Абсолютно, - живо откликнулся Разведчик. - Все приборы единогласно
дают вакуум.
- Значит, точка! - При всей своей знаменитой сдержанности Командир не
скрыл радостных интонаций. - Видать, цивилизация супер. Всю атмосферу
успели слопать, черти!
Радость Командира хорошо нам всем понятна. Астрономы на данном этапе
своей науки подыскивали действующий разум как раз на такой, безатмосферной
планете.
- Вижу транспортные коммуникации, - продолжал декламировать Джек
Олсуфьев. - А вон, подальше... постройки. Поселок!
- Скользни без снижения и зависни. Действуй!
Невидимые ракетные струи, сплетенные из драгоценного физического
вакуума, подогнали капсулу Разведчика к околице причудливых построек, так
что общий вид жилого массива - курортного, по первому впечатлению, -
просматривался теперь и на экранах "Телераза".
- Замечательно соответствует! - открытым текстом радовался Командир. -
Вспоминаешь, Джек, наших прогнозистов? Их милые картинки?..
Но тут что-то если не стряслось, то случилось. Во всяком случае,
зондарь надолго замолчал.
- Командир, - позвал он наконец, и там, на борту комфортабельного,
непробиваемого "Телераза", могло почудиться, что в голос Разведчика
Олсуфьева вкралась изжитая в людях тревога. - Командир, вижу живые
существа. Они пошевеливаются... Подпрыгивают... Они поднимаются...
Поштучно... В воздух!
- Встреча! - по инерции радовался Командир. - Удача выше норм
вероятности. Только какой же воздух? Джек, воздуха ведь нет!
- Нет воздуха, Командир. Опечатался. Но не знаю, как выразиться.
- Выразиться? - Командир притих. - Они что, выступают? Знаки агрессии?
Пусть приближаются. Спокойнее, Олсуфьев.
- Никто не угрожает. Все пристойно. Похожи на людей. Вот один рядом
вертится... Но ведь на воздушном шаре. Без скафандра. На воздушном шаре
разве полетишь? - Удивление в голосе Разведчика дошло, пожалуй, до норм
неприличия.
- Удивление - мать философии, - подбадривал сентенциями далекий
Командир. Верил он в эту минуту сам себе?
- Перестань! - Разведчик осердился. - Тут второй прилете



Назад