3cf77a74

Григорьев Владимир - Вложено При Рождении



Владимир Григорьев
Вложено при рождении
- Ходит он, ходит, - озабоченно заключил майор и откинулся от крупной
карты города, - среди нас ходит.
Остальные не разогнули натруженных поясниц. Распластанные над картой
города, они будто парили над ним на невидимых крыльях. Точно пронзительные
взгляды их могли среди мешанины коммунальных домов, бань, кинотеатров,
универмагов разом выхватить того, о ком шла речь, виновника.
- Ходит, ходит, - снова прошелестело над городскими застройками,
отлакированными картографическими лаками.
- Брать надо, - торжественно, как бы открывая заветнейшее желание,
выложил лейтенант.
- Легко сказать, брать! - Майор значительным взглядом окинул
присутствующих. - Где?!
- Слышал я, - грудным голосом любителя многоголосого пения произнес
сержант, обязательный слушатель заезжих лекторов, - слышал я, люди
далекого прошлого уважают восточные сладости. На восточном базаре брать
надо...
Завязка приключенческой истории этой, взволновавшей должностные и
прочие умы города, началась на операционном столе местной больницы.
Голос сержанта звенел, как муха в стакане. И все снова склонились над
картой, кто с циркулем, а кто и с простой древесной линейкой, высматривая
положение базара дынь, хурмы, халвы азиатской.
Молодой, но твердо уверенный в себе хирург больницы этой брал
скальпелем мышцы пациента энергично и даже привычно-весело. А волокна шли
одно к одному. Без грамма жира.
- Пресс культуриста! - хвалил хирург, стремительно проникая в
податливые полости брюшины. - А печенка! - От восхищения руки врача
остановились, и на секунду работа прервалась. - Убей меня бог, если это не
та самая абсолютно нормальная печенка, математическая модель которой
создана Мак-Петровым. Без малейших отклонений. Которую ищут все
клиницисты.
- Ну уж, та самая... - Теперь и ассистент склонился над больным, цепко
вглядываясь в его внутренности.
- Да, действительно напоминает... - Ассистент выпрямился и быстро
оглянулся по сторонам, считая свидетелей разговора.
Взгляды хирурга и ассистента тревожно встретились и снова разбежались
по внутренностям больного.
Возможно, будь рассказ этот навеян иностранными мотивами, сюжет его
увлекательно повернул бы к похищению абсолютно нормальной печенки,
перепродаже из рук в руки и большому бизнесу, ажиотажу вокруг феномена. А
в эпилоге, подчиняясь законам жанра, юный и, положим, безработный студент,
которому во время операции всадили чужую печенку, ходил бы на последние
центы в Федеральный музей медицины обозревать абсолютную печень, стоящую
теперь миллионы, не подозревая, что печень-то его, кровная.
Но поскольку истинные события никоим образом не были связаны с местами,
где все продается и все покупается, а, наоборот, протекали в местах
обыкновенных, отдаленных от соблазнительных, а потому сомнительных
коллизий супергородов-спрутов, дышащих ежесекундной возможностью
внезапного возвеличения, то и сюжет наш не промчится по разным авеню и
стритам и не вольется в то медленные, то бешеные потоки "шевроле", за
рулем которых метры науки чеканного профиля и сатанеющие от близкой
сверхприбыли деляги бросают из угла в угол рта многодолларовые сигары.
Трепет и даже некая опаска, заставившие ассистента обернуться по
сторонам, возникли по причинам иным. Сенсация или даже намек на нее редко
посещали скромную больницу: точнее, не посещали никогда. Прожекторные
световые столбы, излучаемые светилами медицинской практики, смыкались
где-то высоко над крышей двухэтажной больницы. Там



Назад