3cf77a74

Григорьева Наталья - Слово Галадриэль, Владычицы Лориена, Ко Всем Свободным Народам Средиземья



Наталья Григорьева
СЛОВО
Галадриэль, владычицы Лориена,
ко всем свободным народам Средиземья.
После сумасшедших ХИ-2 многим не давал покоя вопрос --
что же, собственно, с нами происходит, в чем причина неудач ?
Мучил он и меня, и "изнутри", и "снаружи". Те, кто задавал
его, полагали, видимо, что раз я в игре -- всезнающая эль-
фийская владычица, то и в этом как-нибудь разберусь, или что
раз уж я переводчик, то вроде бы чуть-чуть и соавтор и знаю
замыслы автора. Не мне судить об истинности этих предположе-
ний, но ответственность за происходящее в "средиземской тусов-
ке" и дальнейшую участь ХИ требует от меня хотя бы начать тот
анализ ХИ, который был мною обещан.
Две точки -- ХИ-1 и ХИ-2 -- задали направление развития
ХИ, и наметившаяся тенденция меня всерьез обеспокоила. Первое
-- ХИ имеют все более слабое отношение к Толкиену, и от ВК
остаются лишь имена персонажей и кое-какой антураж. Второе --
ХИ становятся все более опасными для здоровья участников -- и
физического, и нравственного. Третье -- ХИ начинают содейство-
вать "взаправдашнему" злу. В попытке повернуть ход событий и
изменить то, что пока поддаётся изменению, начать следует, ви-
димо, с осознания происходящего на играх и вокруг них.
Прошло больше года после первых игр на Мане. Прошли под
Москвой вторые игры. Многие почувствовали, что Средиземье вор-
валось в нашу жизнь, изменило что-то в нас самих, а может
просто высветило... То, что на играх происходит нечто "стран-
ное" (и плохое, и хорошее), почувствовали многие участники. Но
ХИ-2 меня встревожили -- ходом событий, результатом, ростом
травм, озлобленностью и резким спадом физических и душевных
сил участников (вспомните начистоту, кому сколько пришлось
"отлёживаться" по окончании, вспомните, как собирались "бить
морды" и крушить все подряд -- и отнюдь не шутя). Я не буду
сейчас разбирать организационные ошибки и просчёты -- мне
представляется, что причины неудач ХИ-1 и ХИ-2 лежат глубже, и
начну я издалека -- с рассуждений о литературе вообще и жанре
"Властелина Колец" в частности.
Вообще-то спорам о жанре ВК конца-краю не видно, но
поскольку нас можно, по-видимому, считать людьми, Толкиена лю-
бящими и верящими ему, разумнее будет предоставить слово само-
му автору. В 1939 году, в то время, когда складывался замысел
ВК и создавались первые главы, Толкиен готовил к публикации
эссе "О Волшебных Историях" (это эссе и "Лист работы Мелкина"
объединены в книжку под названием "Дерево и лист". Перевод
опубликован издательством "Гнезис", Москва, 1991). В переизда-
нии 1964 года Толкиен подчеркивает, что "эта вещь особенно ин-
тересна для читателей и почитателей ВК", и обращает внимание
на неслучайность временного совпадения. Основная идея эссе
-что любое литературное произведение и произведение искусства
вообще создаёт свой, особый мир, отличающийся от повседневной
действительности (хотя бы в силу своеобразия авторского восп-
риятия). Толкиен называет этот мир Secondary World -- то есть
"Вторичный", "Иной, но соподчинённый Основному, Первичному Ми-
ру". В этом мире существуют свои законы и своя логика, отлича-
ющиеся от наших, но внутри созданного автором мира они должны
выполняться. Чем полнее и непротиворечивее Вторичный мир, тем
сильнее наша вера автору и его произведению. "Нетрудно приду-
мать зеленое солнце, -- пишет Толкиен, -- трудно придумать
мир, где оно было бы естественным и необходимым". В "Понедель-
нике" Стругацких есть, на мой взгляд, прекрасная иллюстрация



Назад