3cf77a74

Григорьева Ольга - Берсерк



sf_heroic Ольга Григорьева Берсерк Роман Ольги Григорьевой повествует о судьбе словенской девушки, не по своей воле затянутой в круговорот невероятных событий. Размеренная жизнь Дары была в одночасье разрушена.

Викинги сожгли родное Приболотье, убили мать Дары, а ее саму превратили в рабыню. Русские князья и варяжские конунги, воины Одина и слуги Морены, любовь и ненависть играют ее жизнью. Но она находит в себе силы вступить в неравную схватку и выйти из нее победителем.
ru ru Black Jack FB Tools 2004-12-22 1041A876-FAD8-450B-9F04-2840CD7DDFAD 1.0 Григорьева О. Берсерк Азбука-классика 2004 5-352-00806-1 Ольга ГРИГОРЬЕВА
БЕРСЕРК
Не подвергай себя, смертный, невзгодам скитальческой жизни, вечно один на другой переменяя края.
Леонид ТаремпскийВ чем повинен я? В насилье? В тяжелом ремесле пирата?
Франсуа ВийонПРОЛОГ
Дара
Они напали внезапно. Узконосая, просмоленная лодья вынырнула из-за горки и ткнулась носом в берег. Первыми ее заметили играющие на мелководье мальчишки.
— Урмане! Урмане![1] — шлепая руками по бегущим от корабля волнам, заголосили они. Я оторвалась от розовой, с белыми прожилками ракушки и поглядела на пришлых.
Таких больших, похожих на хищных рыб кораблей мы еще не видели. Восхищенно разинув рты, малыши смотрели на сбегающих по веслам бородатых мужиков.

Незнакомцы казались странными, но лишь самые несмышленые из нас, громко вереща, кинулись к печищу, а остальные сбились стайкой и продолжали глазеть на диковинный корабль. Я тоже. Пришлые нравились мне.
— Ух ты, какие… — сжимая мою ладонь, прошептал младший брат Савел. — Будто Магуровы[2] воины…
Я даже не взглянула на него. Я еще не доросла до девичьих забав и вместо поневы[3] носила длинную рубашку, но уже умела отличать урманские драккары от наших насадов[4], хотя в Приболотье и те и другие появлялись нечасто.

Приходили лишь в поисках укромного местечка, чтоб спокойно залечить раны или залатать дыры в бортах своих плавучих домов. Но эти пришельцы отличались от прежних, а их драккар даже издали выглядел так, что хоть завтра в поход. Зачем же они пришли?
— Дара…
Я обернулась. Помаргивая хитрыми, чуть скошенными к веснушчатому носу глазами, на меня уставился сын Старейшины Вакся.
— Дара, — заискивающе повторил он. — Спроси, чего им надо.
Легко сказать — спроси! При взгляде на чужаков у меня перехватывало дыхание и пропадал голос. Однако мальчишки ждали — как-никак, а я была самой старшей. Еще не хватало показать им свой страх!

Тогда прощай мои игры в войну и охоту — засмеют и отправят к остальным девчонкам — нянчить кукол да варить каши из мелкого речного песка.
Я проглотила застрявший в горле ком, шагнула навстречу незнакомцам и неожиданно хрипло выкрикнула:
— Вы кто?!
Урмане не ответили. Они надвигались молча, сосредоточенно, будто глухие, и тогда мне стало по-настоящему страшно. Вспомнились слова матери о злых находниках с моря, но раньше пришлые всегда отзывались на оклик, случалось даже дарили какие-нибудь удивительные подарки, и предостережения матери казались пустячной заботой. До нынешнего дня…
Почуяв неладное, мальчишки сбились вокруг меня и взволнованно загудели.
— Я домой пойду, — сказал кто-то дрожащим голосом.
— И я… . — И я…
— Дара, — потянув меня за руку, жалобно прошептал Савел. — Пойдем, а?
Он был прав, но мои ноги будто вросли в вязкую береговую глину. Дрожащей рукой я отпихнула его:
— Ступай.
— А ты?
— Я потом.
Раньше страх лишь придавал мне прыти, как той весной, когда сумела убежать от разъяренного лося, но теперь я не могла сделать ни шагу. Казалось, ур



Назад