3cf77a74

Григорьева Ольга - Империя 2 (Колдун )



КОЛДУН
Ольга ГРИГОРЬЕВА
Анонс
В этой удивительной книге автор предлагает фантастическую версию исторических событий, предшествующих крещению Древней Руси. Знают бессмертные Жрецы Белеса, что князь Владимир собирается призвать на Русь новую веру.

Гневается Скотий Бог на своих слуг, требует смерти князю - чтобы не воссияло над Киевом Красное Солнышко. Но приходит герой - молодой знахарь из Приболотья - и заступает дорогу честолюбивым воеводам и коварной нежити, ограждает князя от занесенного над ним меча.
"Претерпевший же до конца спасется".
От Матфея св. благовествование
ПРОЛОГ
Сирома уже укладывался спать, когда Горбуша, старая косматая собака, служившая ему уже много лет, звонко залаяв, распахнула дверь и ринулась в завывающий, вьюжный холод.
- Куда, дура?! - беззлобно крикнул ей вслед Сирома. - Замерзнешь!
Зима в этом году и впрямь стояла суровая. Целыми днями плясали на сугробах снежные вихри, металась по лесу в безумном танце ледяная Морена, и, словно пугаясь ее разгульного веселья, прятался за темно-серыми тучами ясноликий Хорс.
- Вернется она. Куда денется? - произнес кто-то снаружи.
Услышав спокойный хриплый голос, Сирома спрыгнул с лавки и засуетился, поспешно натягивая продранные на коленях порты. Он не ждал гостей. Немногие вспоминали о нем, и уж совсем никто не отваживался навещать его заброшенную в лесу избу.

Только один гость мог быть в этом доме...
- Хозяин, - пробормотал Сирома, низко склоняясь ко входу.
- Хозяин, Хозяин, Хозяин... - запищали по длинной клети домовые духи.
- Хозяин! - уверенно стукнула, закрываясь за вошедшим, дверь.
- Хозяин, - подобострастно взвизгнули под грузным телом пришлого дощатые половицы.
Позванивая вовремя наброшенными на шею оберегами, Сирома подскочил к позднему гостю и преданно всмотрелся в знакомые с детства черты. Он уже давно не видел Хозяина, но со времени последней встречи тот почти не изменился, только в бороде появились редкие седые волоски да возле губ залегла суровая глубокая складка.

Эти перемены насторожили и испугали Сирому. Время еще никогда не было столь жестоким с Хозяином... Скрывая страх, он склонил голову и попятился.
- Не ждал меня? - стряхивая с шубы налипший снег, небрежно спросил вошедший. Шлепаясь на пол, белые комья звонко зачмокали и, внезапно умилившись теплу, растеклись по древесине темными влажными пятнами. В горнице повеяло свежестью и лесным духом.
- Я живу, чтобы ждать тебя, - ответил Сирома.
За долгие годы служения он хорошо изучил привычки Хозяина, поэтому, не дожидаясь указаний, плеснул воды, приглушив огонь в каменке, и разложил на столе ровные большие ломти ароматного хлеба.
Глядя на его уверенные движения, гость усмехнулся и развалился на лавке, далеко вытянув длинные, укрытые шкурами ноги.
- Ведаешь, что мне по нраву?
- А как же! - обиделся Сирома. - Чай, не впервой тебя принимаю, гостя дорогого.
Он не хотел огорчать Хозяина, но тот неожиданно посуровел, зло сощурил темные опасные, будто бездонные омуты, глаза. Бледные тени заплясали по его окладистой черной бороде, очертили плавными полосками скорченные в презрительной ухмылке пухлые губы.
- Сейчас меня принимаешь, а придет другой, сокрушит мою власть - небось тоже не воспротивишься? Станешь гостем дорогим величать?
Сирома уронил на пол кринку с молоком. Никогда еще его так не оскорбляли! Конечно, Хозяину нынче приходилось нелегко - для всех настали тревожные времена, но ведь когда-то было и хуже!

Когда-то его грозного повелителя даже оборотничество не спасло от Перунова гнева.



Назад