3cf77a74

Грин Александр - Голос И Глаз



Александр Грин
ГОЛОС И ГЛАЗ
Слепой лежал тихо, сложив на груди руки и улыбаясь. Он
улыбался бессознательно. Ему было велено не шевелиться, во
всяком случае, делать движения только в случаях строгой
необходимости. Так он лежал уже третий день с повязкой на глазах.
Но его душевное состояние, несмотря на эту слабую, застывшую
улыбку, было состоянием приговоренного, ожидающего пощады.
Время от времени возможность начать жить снова, уравновешивая
себя в светлом пространстве таинственной работой зрачков,
представляясь вдруг ясно, так волновала его, что он весь
дергался, как во сне.
Оберегая нервы Рабида, профессор не сказал ему, что операция
удалась, что он, безусловно, станет вновь зрячим. Какой-нибудь
десятитысячный шанс обратно мог обратить все в трагедию. Поэтому,
прощаясь, профессор каждый день говорил Рабиду:
- Будьте спокойны. Для вас сделано все, остальное приложится.
Среди мучительного напряжения, ожидания и всяких
предположений Рабид услышал голос подходящей к нему Дэзи Гаран.
Это была девушка, служившая в клинике; часто в тяжелые минуты
Рабид просил ее положить ему на лоб свою руку и теперь с
удовольствием ожидал, что эта маленькая дружеская рука слегка
прильнет к онемевшей от неподвижности голове. Так и случилось.
Когда она отняла руку, он, так долго смотревший внутрь себя и
научившийся безошибочно понимать движения своего сердца, понял
еще раз, что главным его страхом за последнее время стало
опасение никогда не увидеть Дэзи. Еще когда его привели сюда и он
услышал стремительный женский голос, распоряжавшийся
устройством больного, в нем шевельнулось отрадное ощущение
нежного и стройного существа, нарисованного звуком этого голоса.
Это был теплый, веселый и близкий душе звук молодой жизни,
богатый певучими оттенками, ясными, как теплое утро.
Постепенно в нем отчетливо возник ее образ, произвольный,
как все наши представления о невидимом, но необходимо нужный
ему. Разговаривая в течение трех недель только с ней,
подчиняясь ее легкому и настойчивому уходу, Рабид знал, что
начал любить ее уже с первых дней; теперь выздороветь - стало
его целью ради нее.
Он думал, что она относится к нему с глубоким сочувствием,
благоприятным для будущего. Слепой, он не считал себя вправе
задавать эти вопросы, откладывая решение их к тому времени, когда
оба они взглянут друг другу в глаза. И он совершенно не знал, что
эта девушка, голос которой делал его таким счастливым, думает о
его выздоровлении со страхом и грустью, так как была некрасива.
Ее чувство к нему возникло из одиночества, сознания своего
влияния на него и из сознания безопасности. Он был слеп, и она
могла спокойно смотреть на себя его внутренним о ней
представлением, которое он выражал не словами, а всем своим
отношением, - и она знала, что он любит ее.
До операции они подолгу и помногу разговаривали. Рабид
рассказывал ей свои скитания, она - обо всем, что делается на
свете теперь. И линия ее разговора была полна той же
очаровательной мягкости, как и ее голос. Расставаясь, они
придумывали, что бы еще сказать друг другу. Последними словами ее
были:
- До свидания, пока.
- Пока... - отвечал Рабид, и ему казалось, что в "пока" есть
надежда.
Он был прям, молод, смел, шутлив, высок и черноволос. У
него должны были быть - если будут - черные блестящие глаза со
взглядом в упор. Представляя этот взгляд, Дэзи отходила от
зеркала с испугом в глазах. И ее болезненное, неправильное лицо
покрывалось нежным румянцем.
- Что будет? - говорила



Назад